Дороги Чистополя исхожены поэтами.. 

Строчками из написанного в 1916 году стихотворения Марины Цветаевой в честь Анны Ахматовой, названа открывшаяся на днях выставка в Мемориальном музее Б.Пастернака в Чистополе. Выставка посвящена 130-летию со дня рождения Анны Ахматовой. 

…Расскажи, сгорающий небосклон,
Про глаза, что черны от боли,
И про тихий земной поклон
Посреди золотого поля.

Ты в грозовой выси
Обретённый вновь!
Ты! – Безымянный!
Донеси любовь мою
Златоустой Анне – всея Руси»

Итак, «Любовь мою донеси Златоустой Анне – всея Руси…» — одна из тысяч и тысяч цитат, на которые разошлась почти вся поэзия Марины Цветаевой. Здесь, в Чистополе, её голос звучит особенно пронзительно. Леонид Пастернак, приехав сюда в эвакуацию 18 октября 1941 года, узнал о трагической гибели Марины Цветаевой в недалеком от Чистополя городке.
Тогда же родились глубокие, проникновенные строки поэта:

Грядущее на все изменит взгляд,
И странностям, на выдумки похожим,
Оглядываясь издали назад,
Когда-нибудь поверить мы не сможем.
Когда кривляться станет ни к чему
И даже правда будет позабыта,
Я подойду к могильному холму
И голос подниму в ее защиту.

В защиту Цветаевой, доведенной сталинским режимом до самоубийства, прозвучат и другие голоса поэтов – её современников. Но все они станут известны широкому кругу читателей лишь с падением советской власти.
Отмечая 130-летие Анны Ахматовой, сотрудники чистопольского музея тщательно проводят «времен связующую нить» между великими именами, принадлежащими русской литературе.

…Ахматова недолго была в этом городе. Вот как вспоминает о её появлении оказавшаяся в Чистополе раньше, Лидия Корнеевна Чуковская:
«Октябрь 1941 года. Вечером, когда мы уже легли, стук в ворота нашей избы. Хозяйка, бранясь, пошла отворять с фонарем. Я за ней.

А. Ахматова стояла у ворот с кем-то, кого я не разглядела в темноте. Свет фонаря упал на ее лицо: оно было отчаянное. В чужой распахнутой шубе, в белом шерстяном платке; судорожно прижимает к груди узел.
Вот-вот упадет или закричит. Я выхватила узел, взяла ее за руку и по доске через грязь провела к дому. Вскипятить чай было не на чем. Я накормила ее всухомятку. Потом уложила в свою постель, а сама легла на пол, на тюфячок.

Потом я спросила: «Боятся в Ленинграде немцев? Может так быть, что они ворвутся?» А. Ахматова приподнялась на локте: «Что вы, Лидия Корнеевна, какие немцы? О немцах никто и не думает. В городе голод, уже едят собак и кошек. Там будет мор, город вымрет. Никому не до немцев».

В августе 41 года в Елабуге покончила с собой Марина Цветаева, в октябре 41 года – всего два месяца спустя – в Чистополе Анна Ахматова приходила в себя после страшных месяцев жизни в Ленинграде.

Совсем недавно был ещё мир, она приезжала к друзьям в Москву, она виделась там с Мариной… Казалось, ничто не предвещало, что так стремительно рухнут всякие надежды на встречу с близкими. У Цветаевой – муж и дочь, у Ахматовой – сын томились кто в ГУЛАГе, кто в московской тюрьме, но обе боялись вести на эту тему разговоры даже во время встречи наедине.

И вот грянула война, в грохоте которой и вовсе стали не слышны стоны узников. Цветаевой показалось, что её сыну будет легче прожить без неё, что его пожалеют, помогут, и ради его спасения она должна уйти из жизни. Ахматовой предстояли годы унижений, страданий и страха за сына, но она выстояла.

Пастернака связывала глубокая дружба с обеими женщинами. Особенно близка ему была Марина Цветаева, переписка с которой длилась 13 лет до 1936 года, когда он жил в Москве, а она во Франции.

Анна Ахматова ценила творчество и Марины Цветаевой, и Бориса Пастернака. Когда была организована травля за роман «Доктор Живаго», благодаря которому писатель был удостоен Нобелевской премии, Ахматова и Чуковская всячески поддерживали его, о чем сохранились записи в знаменитом трехтомном дневнике Лидии Чуковской.

Все эти биографические факты в эти дни вспоминают гиды, сопровождающие многочисленных туристов, прибывающих в Чистополь, где почти три года жил Пастернак.

Можно воочию убедиться, как досконально описал поэт свой путь к жилищу, который стал музеем Пастернака:

И я по множеству примет
Свой дом узнаю.
Вот верх и дверь в мой кабинет
Вторая с краю.

Вот спуск, вот лестничный настил,
Подъём, перила,
Где я так много мыслей скрыл
В тот век бескрылый.

Чистополь давно уже приковал к себе внимание как город, собравший в тылу литераторов страны. Сюда в 2014 году приезжали дочь писателя Галина Долматовская и внучка Константина Тренёва Елизавета на всероссийскую конференцию «Чистополь – город великой русской литературы» под эгидой Министерства культуры РФ. Это была всероссийская конференция, в ней принимали участие 150 представителей органов исполнительной власти в сфере туризма и культуры регионов РФ, представители музеев, муниципальных районов республики, учебных заведений, а также российские и татарстанские туроператоры.

Каждый год сотрудники Дома-музея Пастернака организуют различные мероприятия, связанные с биографией и творчеством литераторов, оставивших след в истории города. В эти дни добро пожаловать на выставку «Любовь мою донеси Златоустой Анне – всея Руси…»

Ася Кеева.

 

admin
hallo8888@yandex.ru

Добавить комментарий

__