Коллекция, которая вернется домой, увы, ненадолго

Как писал Федор Тютчев,
Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется, —
И нам сочувствие дается… 

Воистину не дано! Порой за коротенькой информацией в Ленте новостей сведущему человеку открывается целая цепь исторических событий. Например, весть о том, что не за горами выставка коллекции археологических ценностей, собранных в Казани и с 1906 года находящихся в Финляндии, будет представлена в музее-заповеднике «Казанский Кремль», отсылает нас к весьма любопытной истории этой коллекции.

Она принадлежала казанскому купцу В. И. Заусайлову — внуку городского головы Казани, старообрядца В.Я.Заусайлова. С самой юности внук проявил себя как способный молодой человек, один из заметных студентов Казанского университета по специальности химия. Однако увлечением по жизни для него стала другая наука — археология, которая и прославила его и оставила след в истории, но обрела пристанище, к сожалению, не в родной Казани, а в Хельсинки.

Как это случилось? А вот как. Мать молодого купца Василия (её фамилии Печёнкина, так как после смерти мужа она снова вышла замуж, и Василий жил с матерью и отчимом) открыла в Казани банкирскую контору «А.А. Печенкина и Ко «, куда вошел и сын. Но хотя в названии фигурировала фамилия матери, главным двигателем всего предприятия являлся коммерции советник В.В. Мартинсон. Это был предприимчивый человек, широкого размаха». Как гласный казанской Думы немало сделал для города. Например, основал Казанский театр и «Увеселительный Сад», был известным антикваром. В его коллекции хранились полотна художников школы Рафаэля.

Как видим, купцы-банкиры являлись многосторонне развитыми деятелями. Кому архитектура, кому искусство – свои личные интересы они сочетали с работой по развитию банковских отношений.

Начинали свое дело В.В.Мартинсон и В.И.Заусайлов в 1872 году с маленькой меняльной лавки в Казани, но впоследствии почти все Поволжье было охвачено отделениями конторы Печенкиной. Судя по печальному концу этого предприятия, душа Заусайлова больше лежала к занятию хобби, то есть археологией. Банкротство стало расплатой за это, а точнее, за то, что он не умел контролировать подчиненных, излишне доверял им и за своими увлечениями не заметил, что пустил дело на самотек.

Дело дошло до суда, по решению которого имущество Василия Ивановича было конфисковано. Не удалось спасти и коллекцию, которую два раза выставляли на аукцион, но у него уже не было даже 5 тысяч, чтобы выкупить самому. «Волжско-Камские древности» — так называлась эта уникальная коллекция, которую Василий Иванович собирал 26 лет (с 1878 по 1903 годы). Около 11 тысяч предметов, относящихся к каменному, бронзовому и железному веку, изделия разных эпох – всё это было дорого сердцу коллекционера. Потеря всего нажитого (хотя до нищеты, конечно, не дошло) сказалось на здоровье Василия Ивановича, он умер.

Такая вот драматическая и даже трагическая история незаурядного человека стоит за строчками ленты новостей.

В 1908 г. с коллекцией ознакомился известный финский историк А.М. Тальгрен, который в начале 1909 г. рекомендовал ее купить Национальному музею Финляндии, что и было сделано. С весны 1909 г. коллекция стала собственностью Финляндии и до сих пор находится в Национальном музее в Хельсинки.

Арне Михаэль Тальгрен не случайно обратил внимание на эту коллекцию. Он сам был археологом и историком, живо интересовался различными находками не только в родной Финляндии, но и в России. Известна его переписка с молодым историком Александром Лебедевым, работавшим в Вятке, потом в Перми. Письма Лебедева Тальгрену опубликованы, их можно найти в Интернете. Приведем небольшие отрывки из писем:

1915 год: «…Сейчас опять много сил, веры. Вся разруха пройдет, со всеми ретроградами, провокаторами, большевиками и прочей нечистью – это случится, верю, скоро. Наряду с разрухой есть у нас много идей и созидательной работы. Я сейчас живу в Вятке. Работаю по внешкольному образованию».

1917 год: «…Тяжело живется сейчас. Каждый день наблюдаешь систематическую работу по разрушению культуры и ее ценностей. Но несмотря ни на что, я не теряю надежды, что все же Россия и Финляндия выйдут на светлый путь. Я работаю сейчас на охране культурных ценностей и удается многое спасать. Одним словом, работая беспартийно, я прилагаю все усилия к тому, чтобы сдерживать от безумных разрушений пылких политических деятелей».

Что именно отвечал на письма молодого коллеги Тальгрен, можно только догадываться по реакции Лебедева, самих его писем в Сети нет.

…Анре Михаэль Тальгрен известен тем, что первым среди археологов обобщил материалы ананьинской культуры, неоднократно участвовал в археологических раскопках на территории России, долгие годы поддерживал связь с российскими коллегами.

Благодаря именно этому человеку сохранились исторические ценности, принадлежавшие казанскому купцу, банкиру, ученому В. И. Заусайлову.
Предстоящее знакомство с коллекцией, возможно, у кого-то пробудит интерес к судьбе его бывшего владельца и к его жизни, кто-то внимательнее приглядится к сохранившимся по сей день зданиям.

Самая оживленная улица Казани (наш Арбат) – это улица Баумана. До до революции она называлась Большой Проломной (при штурме Казани Иван Грозный приказал взорвать стену татарской крепости. По этому большому пролому его войска вошли в Казань). На этой улице, точнее, на углу Большой Проломной и Гостинодворской улиц в доме В.И.Заусайлова работала ссудная касса. Дом достался ему по наследству от деда, тут и расположилась первая контора товарищества «А.А.Печенкина и Ко». Около дома В.И.Заусайлов, построил Никольскую церковь, которая сохранилась до наших дней.

Любопытно, что первое отделение конторы так и называлось — «Проломное отделение». Здесь начинал свою трудовую деятельность 13-летний Ф.И. Шаляпин. После окончания школы его в контору писарчуком устроил отец. Шаляпин позже вспоминал, как сидел за конторкой с 9 до 14 часов: «Приносят разные невеселые люди кольца, шубы, ложки, часы, пиджаки, иконы; оценщик оценивает все это в одну сумму, называет к выдаче другую; происходят споры, торг, кто-то ругается, кто-то плачет, умоляя прибавить, ссылаясь на болезнь матери, смерть сына, а я пишу квитанции и думаю о театре».

А теперь на этой улице стоит грандиозный памятник Федору Шаляпину!
Если пройти по Баумана от стены Кремля под гору, то с правой стороны можно увидеть двухэтажное здание, где некогда размещались «Сибирские номера», принадлежавшие Василию Заусайлову.
Город хранит порой безмолвную память о наших земляках. Но памятники заговорят, если появится «толчок». Им и станет ожидаемая выставка из Хельсинки

Ася Кеева.

 

admin
hallo8888@yandex.ru

Добавить комментарий

__